Педагог-ветеран Ергачинской школы Нина Эхтова: "Война погубила мечты"

«Есть прекрасные деревья, которые до самых морозов сохраняют листву и после морозов до снежных метелей стоят зеленые. Они чудесны. Так и люди есть, перенесли все на свете, а сами становятся все лучше. Есть такие люди…» – сказал писатель Михаил Пришвин.

И  мне довелось встретиться с таким чудесным, ярким человеком. Обладающим даром рассказчика, наделённым самобытным языком и не утратившим интереса к жизни. Это педагог-ветеран Ергачинской школы Нина Ивановна Эхтова.

Во время войны она была подростком, но работала наравне со взрослыми. Тринадцатилетняя девочка Нина копала картофель до такого состояния, что с рук ручьями бежала кровь. Войне был не важен возраст.

– Мы дня не жили без работы, – вспоминает женщина. – В первое военное лето, пока весь картофель, все колоски с поля не уберем, отдыхать не идем, понимаем: если не мы, то никто за нас работу не сделает.

– Отправили нас в сторону Свердловска, – рассказывает Нина Ивановна, – лес рубить. Никто до этого из нас, детей, этим не занимался. Деревья огромные. Ствол рубить начинаешь, а куда все дерево упадет – не знаешь. Орем: «Берегись! Берегись!» Очень страшно…Месяц поработали, я как скелет стала: кости, обтянутые кожей. И бушлаты приходилось стирать. Намочу один –  поднять не могу, а норма – десять бушлатов.

Нина Ивановна вспоминает, как трудилась на сушке зерна в Кунгуре в здании Тихвинской церкви. Туда ссыпали зерно для просушки. Она удивляется: «Как нас только там не завалило? Зерна было очень много: от пола до потолка!». От зерна пыль, грязь. И в этом непроветриваемом помещении людям приходилось работать по шесть часов.

– У кого из носа, у кого изо рта кровь идет… На пятнадцать минут ворота церкви откроют, чтобы мы подышали, и обратно отправляют.

– Вы в этой церкви после войны были, Нина Ивановна?

– Нет, ни разу… Страшно. Боюсь пережить всё это снова. Больно от этих воспоминаний, тяжело на душе... – плачет женщина.

Прошло столько лет, но память свежа, будто это было вчера. Живы воспоминания о военном времени.

– Я хотела быть врачом или чертежником. Когда началась война, многие учителя ушли на фронт, кого-то посадили. Тогда ведь как: что-нибудь не то скажешь – в тюрьму. Так специалистов и не было, поэтому не стала я ни чертежником, ни врачом, поступила в педагогическое училище, так решили на семейном совете… А медицину я очень любила, но война все смешала… Думаю, я бы хорошим врачом была! – улыбается Нина Ивановна.

Вся послевоенная жизнь Нины Ивановны связана с поселком Ергач, куда она приехала работать учителем в 1946 году. В школу, которой даже еще не было. Был деревянный барак, совершенно не приспособленный для занятий. Кругом грязь, завалы. Через две недели учеников встречать, а еще ничего не готово. За ночь все убрали и помыли, освободили несколько помещений под классы.

Нина Ивановна трудилась в школе больше сорока лет. Много поколений учеников вспоминают её с благодарностью. «Мне очень нравились уроки на природе Нины Ивановны Эхтовой. Доброту и уважение чувствовали мы в её отношении к себе», – рассказывает одна из её учениц, Людмила Ивановна Колпакова, сама получившая профессию учителя.

Выйдя на пенсию, она учила всех детей, что жили в её дворе, ничего не требуя за свою работу. Готовила дошкольников.

У педагога-ветерана - активная жизненная позиция. Почти не выходя из дома, она знает обо всех важных событиях поселка и не хочет остаться в стороне. В свои восемьдесят семь лет женщина старается понемногу работать в огороде. «Если ничего не делать – я же помру!» – говорит Нина Ивановна.

Юлия Пивоваренко, ученица 11 класса Ергачинской школы

Поделитесь:

Добавить комментарий

Или войти через ...